BIRDS: the secret service

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BIRDS: the secret service » MUFFIN, MILK OR TEA? » 018/04/15 | paper boats


018/04/15 | paper boats

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://savepic.net/7181669m.gif

время действия: утро, около десяти часов

участники: Джозеф Инглиш, Матильда Котен

место действия: одна из небольших комнат на загородной базе "птиц", окон нет, посередине комнаты стоит большой стол, заваленный кучей бумаг, около стен стоит несколько шкафов, заставленных коробками со старыми бумагами

описание: эпизод, в которой Матильда и Джозеф разбирают старые бумаги, принесенные предыдущими агентами с заданий, связанных с доктором Шмидтем

Отредактировано Mathilda Koten (2015-08-18 22:04:33)

0

2

Запах старых бумаг, витающие в воздухе пылинки и кружка кофе, стоящая на краю стола. Сегодняшнее утро началось отнюдь не с приятного пробуждения, оно, если говорить на чистоту, и не начиналось - скорее продолжало предыдущую ночь, в которой было множество бумажной работы, погрызенных ручек и мыслей, не относящихся к заданию. Матильда, как однозвездочный агент, попадет на настоящую миссию совершенно нескоро, но сейчас у нее есть возможность хотя бы отчасти прикоснуться к чарующему миру секретных агентов, взяв в руки толстенькую папочку, точно описывающую события какого-то древнего задания. Кажется, этой папке лет десять. Матильда приближается к ней лицом и осторожно вздыхает, сдувая пыль - она с немым интересом смотрит на то, как в воздухе появляются новые пылинки, кружащие в нем, словно снежинки. В сортировке документов было свое очарование, но если бы ей, Матильде, доверили расследование какого-нибудь особо важного дела, связанного с самим, она не побоится этого имени, доктора Шмидтом, то она была бы куда более рада. Таким маленьким людям, как она, редко доверяли настолько важные дела. Отведя книгу в сторону, Матильда положила папку на стол и села на скрипучий стул с старой ржавой пружинкой. В это комнате не меняли мебель лет сто, так ей кажется.

Это довольно забавно, если подумать. Матильда берет со стола кружку с кофе и осторожно отпивает, помахивая рукой. Горячий. Сегодня в столовой подают свежие булочки с корицей, и если они с куда более важным агентом поспешат, то могут даже успеть сбегать туда, чтобы получить себе хотя бы одну. Когда сбоку раздался шум, девушка резко подняла голову и недовольно посмотрела на его источник - им был старший агент Джозеф, с которым они сегодня здесь закопались. Не смотря на то, что она рассчитывала, что ее знакомство старшим агентом пройдет несколько иначе, куда более строго и серьезно, мистер Инглиш оказался куда более приятным и мягким человеком, с которым можно было даже посекретничать. Кажется, сейчас он копался с одной из коробок, куда складывались документы, начинающиеся на букву "G". Улыбнувшись напарнику, Матильда вернулась взглядом к папке, которую брала в руки чуть раньше.

- Мне кажется, Тереза опаздывает, - замечает Матильда, раскрывая папку и просматривая ее содержимое. Внутри все расположено в точности так, как сказано на титульном листе, что даже удивительно, вспоминая предыдущие документы, где творился полный хаос. Девушка наклонила голову набок и прищурилась, закусив губу. - А может, у нее какие-то дела? Или, быть может, свидание?

Она начинает смеяться, понимая, что единственное место, куда могла убежать Тереза, не придя разбирать документы обратно после бессонной ночи - это столовая, где подавали те самые вкусные булочки. Но свидание... Она сама бы не отказалась сходить на него, но, к сожалению, ее молодой человек все ждал и ждал чего-то особенного и необычного, словно летающей тарелки, которая вдруг свалится на голову и крикнет ему о том, что пора бы позвать Матильду в кафе, ведь, эй, она ждет этого уже пару недель! Джон был очаровательным человеком, но все же дурачком в некотором плане, вот, например, пригласить девушку в кафе он не мог, зато в библиотеку, где "ух ты, целая куча книг, как ты можешь их не любить" - легко. Матильда закатила глаза, вспоминая, что сегодня вечером она встретится с Джоном.

С громким хлопком закрыв папку, Матильда отложила ее в сторону и встала из-за стола. Кофе в кружке закончился, а это значит, что настало время для пополнения запасов. Взяв со стола чайник, девушка подошла к старой раковине с кучей трещинок и налила туда воды, после чего вернула его на место и нажала на кнопку. Осталось только подождать кипения. С упреком глянув на пустую кружку Джозефа, Матильда наклонила голову набок.

- Тебе налить?

+2

3

- Если можно, - отозвался Джозеф.
Провести целую бессонную ночь без кофе казалось чем-то невозможным и противоестественным, а потому так просто отказываться от предложения испить этот чудесный бодрящий напиток было бы просто глупо. С легкой усмешкой взглянув на девушку, Джозеф взял со стола  свою кружку и подвинул ее ближе к чайнику, после чего вновь углубился в изучение старых документов, которые нужно было отсортировать в алфавитном порядке. Чем дольше они тут сидели, тем больше казалось Джозефу, что все это бессмысленно, ведь старые бумаги поднимались из архивов достаточно редко - особенно это было бесполезно в случае с Шмидтем, у которого новые изобретения создавались чуть ли не каждый день, замещая старые, кроме, наверное, Зигфрида. Стоило ли зазря тратить время за старыми отчетами, если завтра у врага все равно будет новое оружие, которое еще еле одолеешь? Вот уж действительно, глупости. К счастью для Джозефа, над раздумьем над такими проблемами придется думать БРУТам, а не СПАЯМ, что не могло не радовать, они-то в бой напролом не идут, а просто выискивают информацию, тихо и относительно мирно. Вот остальные пусть и ломают голову над тем, как одолеть этого Зигфрида, который по слухам столько агентов убил, что пальцы на руках кончатся. И вообще, разве копание в старых бумагах и исследование противника - не дело информационного отдела? Джозефу всегда казалось именно так, но, видимо, сейчас у агенства изменились приоритеты... Или кончились свободные сотрудники, что вполне себе реально. Припомнив, что произошло в последнее время, Джозеф рассудил, что какие-нибудь свободные от работы информационщики должны были остаться, тем более, что они всегда находились раньше. Или это какая-то незамысловатая попытка начальства свести его и Матильду, как однозвездочного агента и трехзвездочного, у которого все еще нет ученика? Это, конечно, забавно, но сам Джозеф ни за что не согласится взять Матильду в ученики, она, конечно, жутко милая особа, но слишком уж активная и шумная, а сам он больше предпочитает тишину и спокойствие, чего от нее не добьешься. Проведя рукой по волосам, он вздохнул и отложил в сторону разобранную папку, в которой все было отсортировано по алфавиту. Осталось разобрать остальную кучу, и можно считать, что на сегодня работа закончена. Никаких заданий в ближайшее время не планировалось, можно устроить себе так называемый выходной и сходить куда-нибудь отдохнуть. Или даже съездить, в Уэльс! Всем нравится ездить в Уэльс.
В новой папке не содержалось каких-либо интересных или новых сведений... которых там, в принципе, и не должно было быть, потому что этой папке лет десять, не меньше. Подперев голову рукой, Джозеф быстро пролистал бумаги, стараясь зацепиться взглядом за документ, лежащий не на своем месте. Две тысячи пятый год... Август, сентябрь, октябрь... О, декабрь. Лежит не на своем месте. Руки бы оторвать тому, кто тут раньше хозяйничал, документы надо сортировать сразу в правильном порядке, а не оставлять все на потом, чтобы другие агенты над этим мучались, как сейчас. Почесав голову, Джозеф вынул бумажку и вернул ее на место, мельком глянув на содержимое. Опять Зигфрид. Один агент заманил его под поезд. Кажется, если в этом мире что-то поменяется, то это явно не неудачные попытки "Птиц" уничтожить это порождение больной фантазии одного старого немца.
- Знаешь, было бы классно одолеть Зигфрида, - Джозеф зевает и закрывает папку, после чего тянется к свежо налитому Матильдой кофе. Он мягко улыбается ей, после чего дует на содержимое кружки. Смотря на то, как девушка продолжает копаться в документах, Джозеф закатил глаза, представляя себе, что именно ему довелось убить этого монстра. Сколько бы наград он получил!.. Можно было бы бездельничать до конца жизни. - Наверное, меня возвели бы в ранг рыцаря. А? Замечательно же. И был бы я какой-нибудь "серый рыцарь", или нет, "стальной"! Знаешь, так даже пафосней звучит. Так и вижу лицо одной истеричной немки, она бы локти себе сжевала, узнав о том, что я обогнал ее по рангу.
Мечтательно вздохнув, Джозеф продолжил думать о том, что могло его ждать после убийства Зигфрида. Такие простые мечты, наверное, приходили каждому в голову, Белый Рыцарь не оставил бы такой поступок не оцененным, он вообще был хорошим парнем, этот Белый Рыцарь, не шумел слишком много, если что-то шло не так, а иногда даже хвалил инициативу. Черный Рыцарь была дамой куда более строгой, что тоже было хорошо, но сейчас Джозеф был всецело на стороне Белого, когда тот принимал решения. Существует же под его руководством организация уже много лет, значит, он все делает правильно, не стоит волноваться о будущем. Откинувшись назад, Джозеф облокотился на спинку стула и с усмешкой глянул на Матильду.
- Ты еще не нашла себе учителя? Я удивлен.
Такая девушка, как она, наверняка могла легко отыскать себе трехзвездочного агента, который обучил бы ее всему нужному. Но, видимо, такой пока не находился. Или Матильда его еще плохо убедила в том, что надо взять ее в ученицы. Хотя в последнее с трудом верилось, но кто знает.

+2

4

Улыбнувшись Джозефу, Матильда быстро подошла к нему и налила кофе в кружку. Ей нравилось работать с ним, этот неспешный темп успокаивал, да и никто не торопил ее с каким-либо делом, так и надо было работать, а не в спешке и бегом, когда тебя подгоняют и подгоняют раз за разом, грозя, что за твое следующее опоздание тебя накажут деньгами. Проведя рукой по щеке, Матильда покосилась на Джозефа, который продолжал ковыряться с документами и перевела взгляд на стеллаж с коробками, где все было забито подчистую. Нужно ли было разбирать и их? Она не помнила, чтобы свыше поступал такой приказ, говорилось только про папки, а насчет коробок никаких указаний не было... Стоит ли спросить об этом Джозефа? Захочет ли он делать дополнительную работу на всякий случай? Сама Матильда с удовольствием бы сбежала отсюда прочь, в кафе, к тем теплым булочкам, которые там подают сегодня, но тут ее держала совесть и присутствие Джозефа, который был человеком куда более правильным, чем она сама. Матильда на все сто процентов уверена, что Джозеф не стал бы сбегать от невыполненной работы. Он ведь такой правильный. Если признаться, то Матильде казалось, что Инглиш совершенно отличался от знакомых ей агентов, вот, например, Людвига с его вечно хмурым лицом. Кажется, этому парню точно не следовало идти в агенство, ему бы более спокойную работу.

"Ух, вот стану агенту, точно покажу всем, что это работа моей мечты!" - сжав кулачки, Матильда зажмурилась, представляя себя на одном уровне с Белым и Черным Рыцарями. Удалось же Алому как-то туда пробиться не смотря на свой возраст, так что же мешает Матильде?! Она точно сможет, если верить, то все получится! Схватив со стола кружку, девушка отпила из нее и с громким стуком поставила ее обратно, после чего схватилась за бумаги и быстро пробежалась по ним глазами. Чтобы получить повышение, нужно начать с самого низа, то есть с разбора бумаг! Чем больше она выполнит, тем больше вероятность, что ее заметят сверху и... Замечтавшись, Матильда не заметила, как случайно ударилась боком о стол, из-за чего лежащие на краю папки с шумом упали на пол. Цыкнув языком, девушка присела и начала собирать их. Что ж, стоит быть осторожнее.

- Одолеть Зигфрида? - такие мысли даже не приходили Матильде в голову, это казалось чем-то нереальным и далеким от нее, словно Северный полюс для жителя какой-нибудь жаркой Италии. Почесав голову, девушка прищурилась и протянула: - Ну-у-у, не знаю, мне кажется, что даже Белый Рыцарь его не одолеет, что уж про нас с тобой говорить. Он же вроде местной страшилки для агентов, только реальный! Представляю, что будет, если я с ним встречусь! - Матильда развела руки в сторону. - Да он меня просто в лепешку раздавит! И останется от меня множество маленьких Матильдочек!

Матильду всегда смешили чьи-то подобные мечты, которые казались попросту нереальными. Это все равно, что искоренить всех противников на земле, да тогда все агенты попросту лишатся работы, и им всем придется работать на настоящую чайную компанию, если начальники "Птиц", которые наверняка существовали (не верилось Матильде, что Белый Рыцарь управлял всем этим так, как захочет), соизволят ее открыть для обеспечения агентов работой. Подумав о том, куда бы она могла пойти работать, Матильда вспомнила о маленьком кафе, которое находилось на первом этаже ее старого дома. Воспоминания о Пьере и его смерти чуть не захватили ее, но от депрессивных мыслей Матильду отвлекла совершенно другая мысль. Опять о неизменной немезиде "Птиц". "Хм-м-м, Зигфрид этот..."

- Знаешь, я думаю, если ты постараешься, то у тебя все получится! - Матильда ударила кулаком по ладони и уверенно посмотрела на Джозефа. - Нужно просто верить и много работать, и тогда уже в скором времени ты сможешь встать на один уровень с нашими покровителями! Алый Рыцарь получила свой ранг в совсем юном возрасте, так чем ты хуже?

Ей нравилось вдохновлять других людей, и когда Матильда уже с полной уверенностью в том, что Джозеф начнет вдохновленно говорить с ней о своем возможном будущем повышении, начала разбирать папки, она вздрогнула, стоило Инглишу спросить об ее учителе. Конечно, она давно думала о том, чтобы попросить Миллера взять ее в ученицы, но пока что-то останавливало ее от этого, быть может, опасения, что миссии окажутся вовсе не такими легкими, как ей казалось сейчас. С одной звездой легко говорить, что все задания элементарны, а ты попробуй выполнить их! Матильда нервно рассмеялась и отвела взгляд.

- Ну-у-у... Скажем, мы обсуждаем это.

Ей не очень хотелось говорить о Людвиге и об их отношениях.

+1

5

Сложно было не согласиться с Матильдой о том, что желание одолеть Зигфрида казалось чем-то невозможным, вроде мечты взять и просто полететь, спрыгнув с высочайшего небоскреба в мире. Кто-то из агентов пытался сделать это, и Джозеф сам прекрасно помнит, чем это заканчивалось: либо беднягу привозили назад в "Птиц" в черном пакете, либо тот покидал агенство, потеряв одну или две конечности и даже пару годков жизни. Можно было представить, как он, Джозеф, выйдет против этой машиной смерти и взглянет ей в глаза... пожалуй, этого ему уже хватит для того, чтобы умереть, потому что встреча с ним гарантирует, что ничего хорошего с тобой в ближайшие пять минут не случится уж точно. Почесав голову, Джозеф подумал, что, пожалуй, ему стоит подумать о другой цели для убийства, более реальной, хотя бы о Черной Маске, потому что он человек, а не непробиваемая машина смерти, которая унесла в могилу если не сотни, то точно десятки агентов. Вечная им память. Джозеф отпил кофе из кружки и надменно вскинул бровь. Как хорошо, что он не столкнется с Зигфридом в реальности, тот был не по его части.
- Знаешь, все эти разговоры наводят меня на мысль о том, что мы никогда его не одолеем, и что в один прекрасный день Шмидт захватит планету со своими безумными немецкими идеями.
Он поднял руки вверх, изображая кавычки. Конечно, это тоже вряд ли произойдет, они скорее раскроют голову агенту А, который успел побывать под ножом у старого немца, чтобы понять, как стать хотя бы чуть-чуть выше обычного человека (вряд ли вообще кто-то согласится повторить ту операцию, которую пережил Кримсон), но кто его знает. Может и "Птицы" когда-нибудь развалятся. Все может быть. А вот то, что он сейчас, замечтавшись, прольет на себя кофе, вполне может случиться, потому что... ай. С недовольством взглянув на кофейное пятно на полу, Джозеф покосился на кружку и поставил ее на место. Если бы он пролил кофе на одежду, то это мигом учуяла бы Ирма, прибежав сюда и начав кричать, что у него руки из неправильного места растут. К счастью, Ирмы тут не было, была только Матильда, от которой ожидать подвоха не надо было. Улыбнувшись девушке, Джозеф кивнул.
- Но спасибо тебе за поддержку! Это приятно, когда кто-то верит в тебя и поддерживает. От некоторых подобного не дождешься...
Джозеф замолчал, не став указывать, про кого именно он говорил, но вывод был вполне себе очевиден. Он поднял взгляд на Матильду и наклонил голову набок, с иронией слушая ее ответ про учителя. Тот человек, о котором она говорила, Инглиша не знал, они никогда не общались вообще, но он слышал об агенте Q, у которого, не смотря на его отличные навыки, все еще нет ученика. Забавно, что его возможный выбор пал именно на Матильду, она была милой и забавной девочкой, но ей наверняка будет тяжело работать с тем, кто так разительно отличается от нее характером. А учитывая, что половину слов Джозефа в самом начале их "выгребательной" миссии Матильда успешно пропустила мимо ушей... Что ж, остается надеяться, что у них все будет хорошо. Сам Джозеф успешно сбежал от миссии выбирать себе ученика, потому что агентом он был свежим, а значит учить кого-то чему-то толком не мог. Хотя Белый Рыцарь может посчитать иначе, да уж, и с начальством уже не поспоришь. Одна мысль о том, что ему придется возиться с кем-то юным и неугомонным приводила Джозефа в ступор. Он очень надеялся, что если ему и дадут ученика, то это будет кто-то спокойный, и случится это лет эдак через десять, ну или хотя бы семь.
- Знаешь, я не думаю, что вам стоит тянуть, чем быстрее ты начнешь учиться, тем ближе будет повышение, - он скользнул взглядом по оставшимся папкам на столе, которые следовало распихать по шкафам и коробкам. - Тем более, тебе уже двадцать три, не пойми превратно, это прекрасный возраст, но думать над таким лучше лет в восемнадцать или в девятнадцать, когда все впереди, а то смотри: ты младше меня на четыре года, а я обгоняю тебя на столько звезд. Или вспомни Алого Рыцаря, которая вообще твоя ровесница, а сидит на самой верхушке организации вместе с Черной и Белым.
Повышение всегда было больной темой для трехзвездочных, потому что доступных мест было всего два, и никто не знал, кого на них назначат. Претендентов было множество, сам Инглиш вряд ли входил в их число, но Белый все так же упорно молчал, говоря что-то про доблесть и достижения, смутно намекая на то, что совсем скоро состоится этот самый злосчастный выбор. Что-то подсказывало Джозефу, что с этим будет связан какой-то большой шаг в деле с "ЛИСАМИ", иначе добиться расположения начальства к себе было нельзя. Черный же Рыцарь молчала насчет этого, и узнать ее мнения не представлялось возможным, уж больно молчаливой дамой она была.

Отредактировано Joseph English (2015-08-23 02:14:08)

+1

6

Матильде ужасно не нравилось, когда кто-либо напоминал ей о том, что не стоит тянуть с учителем и ученичеством в принципе. Их отношения с Миллером были особенными, и эта странная черта, которую они не пересекали, ужасно нравилась ей, в ней было нечто прекрасное и чудесное. Не стоило отрицать, что это было глупо, но Матильде нравилось быть агентом с одной звездой, она не выбиралась на опасные миссии, ей поручали максимум покопаться на местах сражений, ища улики, куда ускользнул, например, тот безумный парень в странных очках или что-то вроде того. Как только она станет учеником, ее жизнь полностью поменяется, а значит, пропадет то очарование, которое есть сейчас. Миллер был очаровательным мужчиной, но Матильде не слишком хотелось обременять его своим обучением, потому что она была плохим учеником и прекрасно знала об этом. И когда об этом заговорил Джозеф, уже ставший агентом, внутри Котен что-то болезненно сжалось. Ей хотелось повышения, но не хотелось, чтобы Миллер отчитывал ее за каждый лишний шаг. А он будет. Потому что он серьезный, а она слишком часто витает в облаках, прослушивая его реплики. Удивительно, что он еще не нашел себе другого ученика, почему он держится за нее? Или все потому, что они так хорошо дружат?

А дружат ли они? Матильда начала краснеть с кончиков ушей. Нет, нет и нет! А если это правда? А если Миллер действительно чувствует к ней что-то такое? Но это же... неправильно! Да и похоже на клише из какой-нибудь глупой романтичной истории, где в обыкновенную девушку влюбляется прекрасный рыцарь, который ведет ее за собой в замок, которым в ее жизни были "Птицы". Но вдруг в голове Матильды всплыло воспоминание о том, что Людвиг часто жаловался на то, что никак не может найти человека, который действительно нравился бы ему, а потом, он-то, Людвиг Миллер, краснея до кончиков ушей, спрашивал ее о том, что может больше понравится суровой даме, которая, кажется, ему приглянулась. Матильде было искренне интересно, что за дама понравилась ее будущему предполагаемому учителю, но она не спрашивала об этом, выжидая, когда Миллер расскажет ей сам. Значит, спасена. Значит, Миллер все еще не завоевал сердце своей суровой дамы.

- Я не слишком хочу начинать работать, - по секрету сказала Матильда Джозефу. Она приложила палец к губам и закатила глаза, представляя себя в форме агента. Вряд ли из нее выйдет хороший ученик, учитывая ее лень и мечтательность, которые точно не были друзьями настоящему солдату. - А то стану занудой, как Смит. Ты видел Смита? Он же тако-о-ой скучный, даже не может позвать меня на свидание, хотя уже несколько недель об этом говорит и всячески мне намекает. Казалось бы, просто пригласи куда-нибудь, но он находит тысячи препятствий, которые не дают ему этого сделать! У-у-у, зануда Смит!

Джон Смит был хорошим другом для Матильды и даже больше, но его вечный тормоз в теме отношений иногда надоедал даже такой терпеливой особе, как она сама. Смотреть на то, как твой приятель краснеет и мнется, хотя на самом деле он супер-крутой агент, которому могут позавидовать тысячи гениев, попавших на менее престижные работы, довольно смешно, но когда это повторялось раз за разом... Джозефу всерьез повезло, если у него нет проблем с его второй половинкой (если она вообще есть), но что-то подсказывало Матильде, что никто так не тормозил, как Смит. Почесав голову, Матильда придвинула к себе папку с документами и начала быстро листать ее, ища интересные моменты. Повышение. Ей так хотелось повышения, чтобы прибежать к матери и запрыгнуть к ней объятия, сказав, что ее дочь стала еще на одну ступеньку успешней! Ура! Это было хорошим поводом для гордости. Но а если ее убьют? Что скажут ее родителям? Катастрофа? Да они не поверят, это же ее родители, отец наверняка начнет свое собственное расследование, что не доведет до добра. "Я очень надеюсь, что меня убьет не какой-нибудь Зигфрид, иначе от меня не останется и мокрого места".

Разговоры про Зигфрида и Шмидта надоумили Матильду вспомнить о том, что Джозефу должна была помогать одна вспыльчивая особа, с которой сама девушка не слишком хорошо ладила. О, она прекрасно помнила ее, эту немку, которую хотелось придушить во время ее пафосных реплик, не несущих никакого смысла. У нее была какая-то ужасная сложная фамилия, которую Котен никак не могла запомнить...

- ... а разве Ирма не должна тебе помогать? - Маильда указала пальчиком на Джозефа.

+1

7

Агент Смит, о котором Джозеф слышал лишь совсем краем, не слишком удивил его, потому что он прекрасно помнил об агентах из информационного отдела. Обычно это были не слишком веселые люди, больше по части науки и техники, с которыми если и поговоришь, то только на всякие там научные темы, вроде перемещения атомов в вашей кружке с кофе. Это могла бы быть отличная шутка, если бы это не было правдой, и если бы в один прекрасный день сам Джозеф не наткнулся бы на такого информационщика, который старательно убеждал Джозефа, что в кружке с кофе куда больше смысла, чем во всей их работе. Кажется, этот парень потом погиб на задании. Не стоит зазря трепать языком. Иногда самому Инглишу казалось, что это постаралась Черный Рыцарь, которая терпеть не могла тех, кто не следовал идеалам их организации. К счастью, до Ирмы она еще не добралась, было ли тут дело в том, что немка была жутко удачливой, или же в том, что Рыцарю не было дела до БРУТа, которая была хорошим бойцом, никто не знал, а тем более, сам Джозеф. Его это интересовало мало.
- Я тоже не хотел работать, но мои старики сказали, что для меня это лучшее место, - Джозеф громко хмыкнул, вспоминая, как они глубоко заблуждались. Ладно, может, он еще и не такой плохой шпион, просто не слишком любит это дело. - Знаешь, если ты станешь спаем, то все не так уж и плохо. У нас нет самоубийственных миссий, таких, как у брутов, нужно делать все чисто и аккуратно. Мне кажется, из тебя вышел бы отличный шпион. Ты довольно многогранная личность, если будешь проявлять по одной такой грани на каждом задании, то тебя не раскроют.
Подобное качество было важно для спая, сам Джозеф был не слишком многосторонней личностью, он предпочитал очаровывать дам, если таковые были, и делать все дело через них, что было довольно просто. Ему нравилось вписываться на важные приемы, где нужно было изображать важного графа, который приехал сюда для поиска невесты, подобное занятие было не просто веселым, оно помогало побороть некоторые страхи, как, например, страх перед толпой. Попробуй тут испугаться, если перед тобой задание. Джозеф резко скривился, когда Матильда внезапно перевела тему на Ирму. О, ну только этого тут не хватало, они так хорошо начинали. Если вспомнить Ирму, то ничего хорошего обычно не происходило, у нее словно был нюх на произношение ее имени. Джозеф был уверен, что через пару минут немка заявится сюда сама, раскидывая документы в сторону. Ей не просто не нравилась бумажная работа, она ее ненавидела. "Настоящий брут", - отстраненно подумал Джозеф.
- Может быть. Я не хочу думать об этом, - Джозеф отвел взгляд в сторону. Нет, не стоит, давайте не будем говорить об Ирме, потому что Ирма несет с собой только одно - беду. - Если она придет сюда, то после бумажной работы потащит меня тренироваться в рукопашном бою, а ее, знаешь ли, трудно побить. Нет, не так. Очень трудно.
Последнее слово Джозеф намеренно выделил. Работа с немкой была невозможна, она была хороша на заданиях, но тут она становилась невыносимой. Поежившись, представив, что Ирма все же соизволит сюда явиться, Джозеф лишь покачал головой. Ему хотелось серьезно поговорить с ее учителем, который притащил ее в организацию, неужели он не видел, что она настолько... шумная? Да, она хороший боец, но все же... Пусть бы в армию что ли шла, там-то от нее толку и то больше было бы. Или в полицию.
- Ирма - беда на мою голову...
Она ведь так любила докапываться к нему. Может, у нее и были к нему какие-то странные неправильные чувства, но выражала она их настолько странно и неправильно, что это нисколько не льстило Джозефу, а только отталкивало его от Ирмы. Она была шумной, очень шумной, ему было трудно с ней общаться, а их довольно часто назначали напарниками на каких-нибудь смежных заданиях, мол, краткость Инглиша усмирит неуемный пыл Ирмы, а ее боевой дух заставит его начать действовать более активно. Конечно, это все смех, да и только, не стоило думать об этом, потому что они были несовместимы, как два противоположных куска магнита. Он легче бы с каким-нибудь занудой Смитом договорился, чем с ней. С Ирмой могли общаться лишь бруты. Не Джозеф.
- Знаешь, лучше зануда Смит, чем она.
Джозеф многозначительно посмотрел на Матильду.

Отредактировано Joseph English (2015-09-02 20:19:37)

+1

8

- Оу-у-у-у, ты не любишь Ирму? Или точнее она тебе нравится, но ты не хочешь в этом признаваться?

Матильда с хитрой улыбочкой посмотрела на Джозефа и сверкнула глазами. Она давно подозревала, что между этими двумя что-то есть, правда что именно - ей было неизвестно. Сместив половину папок в сторону, девушка села на край стола и громко рассмеялась, продолжая все так же поглядывать на Инглиша. Он был таким забавным, когда говорил о том, что Ирма такая плохая, и что ему от нее крепко достается. Немка действительно была агрессивной личностью, но не настолько же!.. Хотя... Матильда внезапно задумалась, вспоминая свои прошлые знакомства с ней. Да, пожалуй, иногда она действительно была несколько странной, агрессивной и раздражительной, но у нее должны были быть положительные качества! Нет людей без таких, тем более среди тех, кто пошел работать в "Птиц".

Проведя рукой по лицу, Матильда глубоко вздохнула и покачала головой, резко откидывая голову назад. Она внимательно посмотрела на Джозефа и прищурилась, после чего мысленно отметила, что ей хотелось бы такой перчинки в их с Джоном отношениях, а не этой пассивной жизни, которая сейчас происходит. Наверное, все дело в том, что у нее самой лишь одна звезда, а Джон работал в информационном отделе, а Инглиш и Раммштайнер - агенты трех звезд, часто выдвигающиеся на поле боя. Их жизнь полна опасностей и огня, а Джон и Матильда привыкли сидеть в безопасности, ничего толком не делая, только копаясь с документами. Может быть, Смит еще и творил что-то, но сама Котен не очень хорошо помнит, когда тот в последний раз выдвигался на задание. Кажется, это было так давно...

Спрыгнув со стола, Матильда схватила уже подчищенные папки и запихнула их в лежащую рядом коробку, после чего поставила ее в шкаф. Сегодня они основательно здесь прибрались, можно было сказать, что их миссия прошла успешно! Если бы это была миссия. Матильда не была уверена, что можно считать полноценным заданием разбор каких-то документиков, но кто-то выше говорил, что все вполне себе подойдет, так что... Наверное да? Если так говорить, то таким макаром у нее огромный стаж в заданиях. Вот глупость-то!

- Можешь не отвечать, - девушка подмигнула Джозефу и мягко рассмеялась. Ей, конечно, было интересно, что он думает насчет Ирмы на самом деле, но если ему неудобно отвечать на этот вопрос, то пусть он остается закрытым. - На самом деле, если у тебя возникнут трудности с этой шумелкой, то ты всегда можешь сменить ее на меня. Я думаю, никто из начальников не обидится. Тем более, что вместе мы работаем более продуктивно, чем ты с Ирмой, которая не любит бумаги.

О том, как обыкновенно Раммштайнер выполняла бумажную работу, среди знающих ее людей ходили разного рода легенды, склоняющиеся все к одному - она всегда рвала их, мяла и объявляла протесты против бумажек, которые ей лень было заполнять. Кто-то поговаривал, что у нее были проблемы с английской грамматикой, якобы, Ирма не слишком хорошо разговаривала на местном языке, а потому заполнять бумаги было для нее пыткой, но это противоречило тому морю болтовни, которые от нее регулярно слышали. Или у нее хороша лишь устная речь? Но это глупо, тогда она бы хорошо владела и письменной. Так что теория отпадала сама собой.

Хотя, не стоит отрицать, что Джозефу не слишком повезло с назначением Ирмы на место помощницы, она была не слишком коллективной особой, которая стремилась доминировать всегда и везде, превращая любое собрание в балаган с перекидыванием предметов по комнате. Кто-то говорил, что однажды она взорвала туалет, протащив туда гранату, но это лишь слухи, а того, кто сделал это на самом деле, так и не нашли. Матильда потянулась и взяла в руки последнюю папку, которую она собиралась разбирать сегодня. На первой странице значилось имя Зигфрида. Дело какого-то погибшего агента...

- Она все еще хочет победить Шмидта в одиночку? - внезапно вспомнила Матильда.

0


Вы здесь » BIRDS: the secret service » MUFFIN, MILK OR TEA? » 018/04/15 | paper boats


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC